Поучительные сказки

«Поучительные сказки»

Сказки — самые первые «учебники» для малышей. Мягко подталкивая воображение ребенка, они учат справляться с эмоциями и в ненавязчивой игровой форме помогают узнать моральные нормы и принципы, принятые в нашем обществе. Слушая сказки, ребенок узнает о добре и зле, о сложном этическом выборе, встающем иногда перед героями и о возможных путях его решения. И, в зависимости от того, что именно вы хотите объяснить ребенку, стоит выбрать сказку с подходящим сюжетом для чтения на ночь. Еще полезнее после прочтения обсудить поведение героев и убедиться, что ребенок правильно понял суть сказки.

Паровозик из Ромашково

Все паровозы были как паровозы, а один был странный. Он всюду опаздывал.

Не раз паровозик давал честное, благородное слово: никогда больше не смотреть по сторонам. Однако всякий раз начиналось то же. И вот однажды начальник станции ему строго сказал: «Если вы ещё раз опоздаете… То…» И паровозик всё понял и загудел: «Поооооследнееее чеееестноеее, благородное слоооово».

И странному паровозику поверили в последний раз.

Тук-тук — ехал он по дороге. Заметил жеребёночка, хотел поговорить, но вспомнил о честном, благородном слове и поехал дальше. Много ли ехал, мало ли, но ни разу, ни разу не оглянулся. И вдруг голос из леса. Фьють… Вздохнул паровозик, подумал ещё раз и в лес направился.

А пассажиры выглянули в окно и, заметив лес, стали кричать:

— Безобразие, мы же опоздаем.

— Конечно, — сказал паровозик. — И всё-таки на станцию можно приехать и позже. Но если мы сейчас не услышим первого соловья, мы опоздаем на всю весну, граждане.

Кто-то пытался возразить, но самые умные кивнули: кажется, он прав.

И всю ночь весь поезд слушал соловьиное пение.

К утру поехали дальше. Много ли, мало ли ехали, но паровозик ни разу не оглянулся. И вдруг нежный запах из рощи. Вздохнул паровозик, задумался ещё раз, вздохнул и в рощу направился.

— Безобразие, безобразие! — закричали опять пассажиры. — Опоздаем. Опоздаем.

И вновь паровоз ответил:

— Конечно. И всё-таки на станцию можно приехать и позже. Но если сейчас мы не увидим первые ландыши, мы опоздаем на всё лето, граждане.

Кто-то пытался возразить, но самые умные кивнули: кажется, он прав. Сейчас надо собирать ландыши.

И весь день весь поезд собирал первые ландыши.

Только к вечеру поехали дальше. Много ли, мало ли ехали, но паровозик ни разу, ни разу не оглянулся. И вдруг выехали на горку. Взглянул паровозик вдаль и остановился.

— А теперь зачем стоим? — удивились пассажиры. — Ни цветов, ни леса.

— Закат, — только и сказал паровоз. — Закат. И если мы не увидим его, то, может быть, мы опоздаем на всю жизнь. Ведь каждый закат единственный в жизни, граждане.

И теперь уже никто не спорил. Молча и долго смотрели граждане пассажиры на закат за горкой и уже спокойно ждали паровозного гудка.

Но вот, наконец, и станция. Вышли пассажиры из поезда. А паровозик спрятался. «Сейчас, — думал он, — эти строгие дяди и тёти пойдут к начальнику жаловаться».

Однако дяди и тёти почему-то улыбнулись и сказали:

— Паровозик, спасибо!

А начальник станции немало удивился:

— Да вы же опоздали на три дня.

— Ну и что, — сказали пассажиры. — А могли бы опоздать на всё лето, на всю весну и на всю жизнь.

Ты, конечно, понял смысл моей сказки. Иногда не стоит торопиться.

Если видишь красивое, если видишь хорошее — остановись.

 

Разноцветные зверята

На опушке леса, примостившись на пеньке, сидел лягушонок Прыг-Скок и рисовал кисточкой на холсте бабочку, которая покачивалась на ромашке.

Рисовал и пел.

Услыхал песенку лягушонка Зайчонок, выглянул из-за берёзки и выбежал на опушку. Высунул из кустов мордочку Медвежонок — и тоже заковылял к лягушонку.

— Как красиво! — похвалил Зайчонок, взглянув на картину. — Я так не умею. — А ты, лягушонок, где-нибудь учился… на художника? — поинтересовался Медвежонок.

— Нет. Я такой родился, — ответил лягушонок. — А вам нравится… бабочка на моей картине?

— Она… такая… розовая… И поэтому красивая… — сказал Зайчонок. — Вот если бы я был таким розовым, то меня бы, наверно, тоже считали самым красивым Зайчонком на свете!

— А я бы хотел быть… наполовину зелёным, а наполовину — синим, — мечтательно произнёс Медвежонок. — Тогда бы я тоже сделался самым знаменитым Медвежонком в нашем лесу!

— Вот квак! — удивился лягушонок. — Если всё дело только в этом, то я согласен вам помочь. Кисточки у меня есть, краски тоже найдутся.

Лягушонок взял в лапки две кисточки и принялся за работу.

— До чего же ты розовый! — ахнул Медвежонок и погладил Зайчонка по головке. — А ты тоже… до чего же… зелёно-синий… Ну, просто совсем… сине-зелёненький! — похвалил Зайчонок и погладил Медвежонка по спине.

Когда Медвежонок заглянул в свою берлогу, то мама Медведица, которая варила обед, даже поварежку от испуга на пол уронила. — Это что ещё за зверь такой? — зарычала она. — Я не зверь… я же… Медвежонок… — послышался жалобный ответ.

— Мой сынок… буренький, а не такой… разноцветный! Убирррайся пока цел! — погрозила Медведица кочергой. Убежал Медвежонок и встретил в лесу грустного Зайчонка. — Мама не узнала меня! — захныкал Зайчонок. — И меня… тоже… — махнул лапой Медвежонок.

Над лесом, верхом на облаке, выкатилось солнышко. Оно зевнуло, взбило облако, как подушку, закрыло глаза — и улеглось спать. Сразу стало темно и страшно. — Что будем делать? — спросил Зайчонок. — Спа-а-ать… — зевнул Медвежонок и улёгся калачиком под берёзку. Улёгся — и засопел сразу.

Зайчонок положил в изголовье охапку рыжих листьев и стал смотреть сквозь длинные ветки, как весёлый жёлтый месяц дёргает серебряные ниточки, свисающие с погашенных звёзд. Потянет месяц за нитку — звёздочка зазвонит и вспыхнет… Смотрел-смотрел Зайчонок — и уснул. Утром Зайчонок с Медвежонком проснулись и побежали к ручью умываться. Видят: мостик через ручей сломан. — Давай починим мостик, — предложил Медвежонок. — А разве мы его сломали? — спросил Зайчонок. — Это неважно. Мы его починим — и он кому-нибудь пригодится. — Я и не возражаю… Я — как ты… — согласился Зайчонок.

Пока они чинили мостик, пока возились в ручье, вся краска отмылась — и побежал по лесу разноцветный ручеёк.

Проскакал по мостику лягушонок и похвалил: — Какой прекрасный мостик! Следом за ним протопала по мостику Медведица и пробасила : — Пр-р-ревосходный мостик! — Это я… Это я… Это мы… его починили! — радостно закричал Медвежонок и бросился в объятия мамы Медведицы.

Мама Медведица приласкала Медвежонка: — Умница! — А я? — спросил Зайчонок. — И ты… молодец! — сказал лягушонок и пожал Зайчонку лапку. — Мама, а как ты меня сегодня узнала? Ведь я же сине-зелё… нет, зелёно-си… — удивился Медвежонок. — Ты обыкновенный… буренький, — улыбнулась мама. — И вправду, — почесал затылок Зайчонок. — Ты совершенно бурый… — А ты… совсем не розовый, а… серый… — заметил Медвежонок, взглянув на Зайчонка. — Вас ручей отмыл! — пояснил лягушонок Прыг-Скок. А мама Медведица сказала: — Теперь вы стали знаменитыми на весь наш лес… Когда кто-нибудь пройдёт по этому мостику, то обязательно скажет спасибо Зайчонку и Медвежонку, которые его починили…

— Вот видите, для того чтобы прославиться, не обязательно быть… разноцветными! — добавил лягушонок. — Приходите ко мне в гости, и я непременно вас нарисую!

 

 

Разные колёса

Стоит пенёк, на пеньке — теремок.

А в теремке живут Мушка, Лягушка, Ёжик да Петушок-Золотой гребешок.

Вот как-то пошли они в лес — за цветами, за грибами, за дровами, за ягодами.

Ходили-ходили по лесу и на поляну вышли. Смотрят — а там пустая телега стоит.

Телега-то пустая, да не простая — все колёса разные: одно совсем маленькое колесико, другое — побольше, третье — среднее, а четвёртое — большое-пребольшое колесище.

Телега, видно, давно стоит: грибы под ней растут.

Стоят Мушка, Лягушка, Ежик да Петушок, смотрят и удивляются. Тут Заяц на дорогу из кустов выскочил, тоже смотрит, смеётся.

— Это твоя телега? — спрашивают Зайца.

— Нет, это Медведя телега. Он её делал-делал, не доделал да и бросил. Вот она и стоит.

— Давайте возьмём телегу домой, — сказал Ёжик. — В хозяйстве пригодится.

— Давайте, — сказали остальные.

Стали все телегу толкать, а она не идёт: у неё все колёса разные.

Толкали-толкали — толку никакого! Телега то направо завернёт, то налево упадёт.

И дорога плохая — то яма, то кочка.

А Заяц хохочет, от смеху надрывается:

— Кому нужна такая негодная телега!

Устали все, а бросить жалко — в хозяйстве пригодится.

Опять Ёжик догадался:

— Давайте все по колесу возьмём.

— Давайте!

Сняли с телеги колёса и домой покатили: Мушка — маленькое колесико, Ёжик — побольше, Лягушка — среднее…

А Петушок вскочил на самое большое колесище, ногами перебирает, крыльями хлопает и кричит:

— Ку-ка-ре-ку-у!

Заяц смеётся:

— Вот чудаки, домой разные колёса покатили!

Тем временем Мушка, Ежик, Лягушка и Петушок прикатили колёса домой и задумались: что с ними делать?

— Я знаю, — сказала Мушка, взяла самое маленькое колесико — прялочку сделала.

Ёжик догадался: к своему колесу две палки приладил — тачка вышла.

— Я тоже придумала, — сказала Лягушка и колесо побольше к колодцу пристроила, чтобы лучше было воду брать.

А Петушок большое колесище в ручей опустил, жернова поставил и мельницу построил.

Все колёса в хозяйстве пригодились: Мушка на прялочке нитки прядёт, Лягушка с колодца воду носит — огород поливает, Ёжик из лесу на тачке грибы, ягоды, дрова возит.

А Петушок на мельнице муку мелет.

Пришёл как-то к ним Заяц на их житьё посмотреть.

А его как дорогого гостя приняли:

Мушка ему варежки связала, Лягушка морковкой с огорода угостила, Ёжик — грибами да ягодами, а Петушок — пирогами да ватрушками.

Стыдно стало Зайцу.

— Простите меня, — говорит. — Я смеялся над вами, а теперь вижу — в умелых руках и разные колёса могут пригодиться.

 

Палочка-выручалочка

Шёл Ёжик домой. По дороге нагнал его Заяц, и пошли они вместе. Вдвоём дорога вдвое короче. До дома далеко — идут, разговаривают. А поперёк дороги палка лежала. За разговором Заяц её не заметил — споткнулся, чуть было не упал.

— Ах, ты!.. — рассердился Заяц. Наподдал палку ногой, и она далеко в сторону отлетела.

А Ёжик поднял палку, закинул её себе на плечо и побежал догонять Зайца.

Увидел Заяц у Ежа палку, удивился:

— Зачем тебе палка? Что в ней толку?

— Эта палка не простая, — объяснил Ёжик. — Это палочка-выручалочка.

Заяц в ответ только фыркнул. Пошли они дальше и дошли до ручья.

Заяц одним прыжком перескочил через ручей и крикнул уже с другого берега:

— Эй, Колючая Голова, бросай свою палку, тебе с нею сюда не перебраться!

Ничего не ответил Ёжик, отступил немного назад, разбежался, воткнул на бегу палку в середину ручья, одним махом перелетел на другой берег и стал рядом с Зайцем как ни в чём не бывало.

Заяц от удивления даже рот разинул:

— Здорово ты, оказывается, прыгаешь!

— Я прыгать совсем не умею, — сказал Ёжик, — это палочка-выручалочка — через всё-скакалочка мне помогла.

Пошли дальше. Прошли немного и вышли к болоту.

Заяц с кочки на кочку прыгает. Ёжик позади идёт, перед собой палкой дорогу проверяет.

— Эй, Колючая Голова, что ты там плетёшься еле-еле? Наверно, твоя палка…

Не успел Заяц договорить, как сорвался с кочки и провалился в трясину по самые уши. Вот-вот захлебнётся и утонет.

Перебрался Ёжик на кочку, поближе к Зайцу, и кричит:

— Хватайся за палку! Да покрепче!

Ухватился Заяц за палку. Ёжик изо всех сил дёрнул и вытянул своего друга из болота.

Когда выбрались на сухое место, Заяц говорит Ежу:

— Спасибо тебе, Ёжик, спас ты меня.

— Что ты! Это палочка-выручалочка — из беды-вытягалочка.

Пошли дальше и у самой опушки большого тёмного леса увидели на земле птенчика. Он выпал из гнезда и жалобно пищал, а родители кружились над ним, не зная, что делать.

— Помогите, помогите! — чирикали они.

Гнездо высоко — никак не достанешь. Ни Ёж, ни Заяц по деревьям лазить не умеют. А помочь надо

Думал Ёжик, думал и придумал.

— Становись лицом к дереву! — скомандовал он Зайцу.

Заяц стал лицом к дереву. Ёжик посадил птенца на кончик своей палки, залез с ней Зайцу на плечи, поднял как мог палку и достал почти до самого гнезда. Птенчик ещё раз пискнул и прыгнул прямо в гнездо.

Вот обрадовались его папа и мама! Вьются вокруг Зайца и Ежа, чирикают:

— Спасибо, спасибо, спасибо!

А Заяц говорит Ежу:

— Молодец, Ёжик! Хорошо придумал!

— Что ты! Это всё палочка-выручалочка — наверх-поднималочка!

Вошли в лес. Чем дальше идут, тем лес гуще, тем нее. Страшно Зайцу. А Ёжик виду не подаёт: идёт впереди, палкой ветки раздвигает.

И вдруг из-за дерева прямо на них огромный Волк выскочил, загородил дорогу, зарычал:

— Стой!

Остановились Заяц с Ежом. Волк облизнулся, лязгнул зубами и сказал:

— Тебя, Ёж, я не трону, ты колючий, а вот тебя, Косой, целиком съем, с хвостом и ушами!

Задрожал Зайчик от страха, побелел весь, как в зимнюю пору, бежать не может: ноги к земле приросли. Закрыл глаза — сейчас его Волк съест.

Только Ёжик не растерялся: размахнулся своей палкой и что есть силы огрел Волка по спине.

Взвыл Волк от боли, подпрыгнул — и бежать…

Так и убежал, ни разу не обернувшись.

— Спасибо тебе, Ёжик, ты меня теперь и от Волка спас!

— Это палочка-выручалочка — по врагу-ударялочка, — ответил Ёжик.

Пошли дальше. Прошли лес и вышли на дорогу. А дорога тяжёлая, в гору идёт. Ёжик впереди топает, на палочку опирается, а бедный Заяц отстал, чуть не падает от усталости. До дома совсем близко, а Заяц дальше идти не может.

— Ничего, — сказал Ёжик, — держись за мою палочку.

Ухватился Заяц за палку, и потащил его Ёжик в гору. И показалось Зайцу, будто идти легче стало.

— Смотри-ка, — говорит он Ежу, — твоя палочка-выручалочка и на этот раз мне помогла.

Так и привёл Ёжик Зайца к нему домой, а там давно его поджидала Зайчиха с зайчатами. Радуются встрече, а Заяц и говорит Ежу:

— Кабы не эта твоя волшебная палочка-выручалочка, не видать бы мне родного дома.

Усмехнулся Ёжик и говорит:

— Бери от меня в подарок эту палочку, может быть, она тебе ещё пригодится.

Заяц даже опешил:

— А как же сам ты без такой волшебной палочки-выручалочки останешься?

— Ничего, — ответил Ёжик, — палку всегда найти можно, а вот выручалочку, — он постучал себе по лбу, — а выручалочка-то вот она где!

Тут всё понял Заяц.

— Верно ты сказал: важна не палка, а умная голова да доброе сердце!

 

Андрей всех мудрей

Жил один пытливый хлопец Андрей. Хотел он все знать. Куда ни глянет, что ни увидит, обо всем у людей расспрашивает, обо всем выведывает. Плывут по небу облака… Откуда они взялись? И куда плывут? Шумит за деревней река… Куда течет? Растет лес… Кто его посадил? Почему у птиц крылья. всюду вольно летают, а у человека нет крыльев?

Люди отвечали ему, отвечали, да под конец видят, что и сами-то они не знают, что отвечать.

— Ты, Андрей, хочешь быть всех мудрей, — стали люди над ним смеяться. — Да разве ж можно все знать?

Но не верит Андрей, что нельзя всего знать.

— Пойду, — говорит, — к самому солнцу, оно всюду светит, все видит, все знает. Вот и расскажет мне оно, чего я сам не знаю.

Покинул он свою хатку и пошел искать то место, куда солнце на ночлег садится.

Идет он, идет, глядь — сидит у дороги на камне человек и всех спрашивает: “Долго ли мне тут сидеть? ”

И Андрей ему тоже не мог ничего ответить.

Пошел он дальше. Видит — подпирает человек плечами тын.

— Что это ты, дядька, делаешь? — спрашивает Андрей. — Зачем старый тын подпираешь?

— Не знаю… Может, ты знаешь?

— Кабы знал я, то не искал бы того, кто все знает, — сказал Андрей и пустился дальше.

Прошел немного, видит — человек в мусоре роется.

— Ты зачем это, дядька, мусор разгребаешь?

— Не знаю.

— Ну и я не знаю, — сказал Андрей и двинулся дальше.

Долго ли коротко шел он, зашел в дремучий лес. Целый день шел лесом, а под вечер выбрался на поляну. — И тут ему вдруг глаза так и ослепило: такой блеск с поляны засиял. Зажмурил он глаза, видит — поблизости солнцевы хоромы огнем пылают. Только вошел он в хоромы — ничего от сиянья не видно. Пообвык маленько, глядь — сидит в кресле старенькая солнцева мать.

— Ты чего, хлопец, сюда явился? — спрашивает. Поклонился ей Андрей и говорит:

— Пришел я к солнцу о том да о сем поразведать.

— А о чем же это — о том да о сем?

— Да обо всем, чего я сам не знаю.

— А чего же ты сам не знаешь?

Стал ей Андрей рассказывать, а старуха слушала-слушала и зевать начала.

— Ладно, — говорит она, — погоди немного, вот скоро сын ночевать вернется. А я тем временем подремлю: уж больно я за долгий день наморилась.

Вышел Андрей из хором. Развел костер, начал поджаривать сало на вертеле: проголодался ведь за долгую дорогу!

Наелся он сала с хлебом. Пить захотелось. Пошел к речке и нагнулся к воде. Вдруг видит — подымается со дна реки девица, да такая красивая, что и глаз не оторвать. И она тоже на него загляделась.

— Не пей воды из речки, — говорит она, — а то солнце тебя сожжет!

— А мне очень пить хочется.

— Ступай за мной.

Привела его девица к старому дубу, а из-под него бьет родник чистой студеной воды.

Нагнулся Андрей и напился вволю воды родниковой. А тут и солнце начало спускаться с неба в свои хоромы. Надо к нему идти, да не в силах он с красивою девицей расстаться.

— Ты ж смотри, не говори солнцу, что меня здесь видел, — сказала девица, поднялась ввысь и заблестела оттуда ясной звездочкой.

Пошел Андрей в хоромы. А там солнце так печет, что аж стены хором потрескивают. Но Андрею хоть бы что — напился он родниковой воды, вот и не может солнце его спалить. Только шапку надвинул на лоб, чтобы глаз не сожгло.

Рассказал он солнцу, зачем пришел. Говорит солнце:

— Мне учить тебя нету времени. Но я сделаю так, что ты сам все узнаешь.

Сказало это солнце, собрало все свои лучи в один пучок и блеснуло ему в голову. И вмиг Андрей почувствовал, что стало в его голове ясней и светлей, только слишком горит она, а сердце сделалось вдруг холодным, как лед…

Вышел он из хором. Нехорошо ему стало с холодным сердцем. Вспомнил он про девицу. И так ему захотелось увидеть ее еще раз, что он даже разомлел весь. Стал звать ее. И скатилась с неба ясная звездочка и обернулась перед ним красивою девицей. Как глянул на нее Андрей, так вмиг и почувствовал, что сердце его стало опять таким же, как было.

Взял он девицу за руку и повел в свои края. И так он был теперь счастлив, что и птицам крылатым уже не завидовал.

Подошли они к тому человеку, что мусор разгребал. Посмотрел на него Андрей, и все ему стало ясно.

— Ты, — говорит он человеку, — ищешь в мусоре потерянные копейки и зря только время тратишь. Возьмись-ка лучше за работу — скорей заработаешь те копейки, чем найдешь их.

Послушался его человек, начал работать и нажил добро и деньги.

Идут они дальше, увидели человека, что подпирал плечами тын. Посмотрел на него Андрей и говорит :

— Не подпирай, человече, то, что сгнило, оно все равно завалится. Сделай-ка ты лучше новый тын.

Послушался его человек и поставил новый тын вместо гнилого.

Дошли они до человека, что на камне сидит и не знает, долго ли ему там сидеть. Андрей ему говорит:

— Не будь, человече, таким жадным: дай посидеть на этом камне и другим прохожим.

Снял Андрей человека с камня и сел сам с девицей. А человек побежал довольный домой.

Отдохнули они немного и двинулись дальше в те края, где жил Андрей.

И теперь не Андрей у людей обо всем расспрашивает, а люди у него.

Так стал Андрей всех мудрей.

 

 

Фома

В одном переулке

Стояли дома.

В одном из домов

Жил упрямый Фома.

 

Ни дома, ни в школе,

Нигде, никому –

Не верил

Упрямый Фома

Ничему.

 

На улицах слякоть,

И дождик,

И град.

— Наденьте галоши, —

Ему говорят.

 

— Неправда, —

Не верит Фома, —

Это ложь… —

И прямо по лужам

Идёт без галош.

 

Мороз.

Надевают ребята коньки.

Прохожие подняли воротники.

Фоме говорят:

— Наступила зима. –

В трусах

На прогулку выходит Фома.

 

Идёт в зоопарке

С экскурсией он.

— Смотрите, — ему говорят, —

Это слон. –

И снова не верит Фома:

— Это ложь.

Совсем этот слон

На слона не похож.

 

Однажды

Приснился упрямому сон,

Как будто

Шагает по Африке он.

С небес

Африканское солнце печёт,

Река, под названием Конго,

Течёт.

Подходит к реке

Пионерский отряд.

Ребята Фоме

У реки говорят:

— Купаться нельзя:

Аллигаторов тьма.

— Неправда! –

Друзьям отвечает

Фома.

 

Трусы и рубашка

Лежат на песке.

Упрямец плывёт

По опасной реке.

 

Близка

Аллигатора хищная пасть.

— Спасайся, несчастный,

Ты можешь пропасть!

Но слышен

Ребятам

Знакомый ответ:

— Прошу не учить,

Мне одиннадцать лет!

 

Уже крокодил

У Фомы за спиной.

Уже крокодил

Поперхнулся Фомой:

Из пасти у зверя

Торчит голова.

До берега

Ветер доносит слова:

— Непра…

Я не ве… —

Аллигатор вздохнул

И, сытый,

В зелёную воду нырнул.

 

Трусы и рубашка

Лежат на песке.

Никто не плывёт

По опасной реке.

 

Проснулся Фома,

Ничего не поймёт…

Трусы и рубашку

Со стула берёт.

 

Фома удивлён,

Фома возмущён:

— Неправда, товарищи,

Это не сон!

 

Ребята,

Найдите такого Фому

И эти стихи

Прочитайте ему.

 

 

Горшочек каши

Жила-была одна девочка. Пошла девочка в лес за ягодами и встретила там старушку.

— Здравствуй, девочка, — сказала ей старушка. — Дай мне ягод, пожалуйста.

— На, бабушка, — говорит девочка.

Поела старушка ягод и сказала:

— Ты мне ягод дала, а я тебе тоже что-то подарю. Вот тебе горшочек. Стоит тебе только сказать:

«Раз, два, три,
Горшочек, вари!»

и он начнет варить вкусную, сладкую кашу.

А скажешь ему:

«Раз, два, три,
Больше не вари!»

— и он перестанет варить.

— Спасибо, бабушка, — сказала девочка, взяла горшочек и пошла домой, к матери.

Обрадовалась мать этому горшку. Да и как не радоваться? Без труда и хлопот всегда на обед вкусная, сладкая каша готова.

Вот однажды ушла девочка куда-то из дому, а мать поставила горшочек перед собой и говорит:

«Раз, два, три,
Горшочек, вари!»

Он и начал варить. Много каши наварил. Мать поела, сыта стала. А горшочек все варит и варит кашу. Как его остановить? Нужно было сказать:

«Раз, два, три,
Больше не вари!»

— да мать забыла эти слова, а девочки дома не было. Горшочек варит и варит. Уже вся комната полна каши, уж и в прихожей каша, и на крыльце каша, и на улице каша, а он все варит и варит.

Испугалась мать, побежала за девочкой, да не перебраться ей через дорогу — горячая каша рекой течет.

Хорошо, что девочка недалеко от дома была. Увидала она, что на улице делается, и бегом побежала домой. Кое-как взобралась на крылечко, открыла дверь и крикнула:

«Раз, два, три,
Больше не вари!»

И перестал горшочек варить кашу.

А наварил он ее столько, что тот, кому приходилось из деревни в город ехать, должен был себе в каше дорогу проедать.

Только никто не жаловался. Уж очень вкусная и сладкая была каша.

 

Почему барсук и лиса в норах живут

Когда-то, рассказывают, не было у зверей и скота хвостов. Только один царь звериный — лев — имел хвост.
Плохо жилось зверям без хвостов. Зимой еще кое-как, а подойдет лето — нету спасения от мух да мошкары. Чем их отгонишь? Не одного, бывало, за лето до смерти заедали оводы да слепни. Хоть караул кричи, коль нападут.

Доведался про такую беду звериный царь и дал указ, чтоб все звери шли к нему хвосты получать.
Кинулись царские гонцы во все концы зверей созывать. Летят, в трубы трубят, в барабаны бьют, никому спать не дают. Увидали волка — передали ему царский указ. Увидали быка, барсука — тоже позвали. Лисице, кунице, зайцу, лосю, дикому кабану — всем сказали, что надо.
Остался один лишь медведь. Долго искали его гонцы, нашли наконец сонного в берлоге. Разбудили, растолкали и велели, чтоб за хвостом поспешал.

Да когда ж оно было, чтоб медведь да торопился. Бредет себе потихоньку, помаленьку — топ, топ, все кругом разглядывает, нюхом мед выискивает. Видит — пчелиное дупло на липе. “Дорога-то к царю долгая, — думает, — надобно подкрепиться”.

Взобрался медведь на дерево, а там, в дупле, меду полным-полно. Забормотал он на радостях да и стал дупло выдирать, мед загребать, за обе щеки уплетать. Наелся, глянул на себя, а шуба-то вся в меду да в трухе!.. “Как же, — думает, — в таком виде пред царские очи являться?”
Пошел медведь на речку, вымыл шубу да и прилег на пригорке сушиться. А солнышко так припекло, что не успел Мишка и оглянуться, как уже сладко захрапел.

Тем временем стали звери к царю собираться. Первой прибежала лиса. Огляделась по сторонам, а перед царским дворцом целая куча хвостов: и длинные, и короткие, и голые, и пушистые…

Поклонилась лиса царю и говорит:
— Ясновельможный господин царь! Я первая откликнулась на твой царский указ. Дозволь же мне за это выбрать себе хвост какой захочется…

Ну, царю-то все равно, какой хвост дать лисе.
— Ладно, — говорит, — выбирай себе хвост по вкусу.

Разворошила хитрая лиса всю кучу хвостов, выбрала самый красивый — длинный, пушистый — и помчалась назад, пока царь не передумал.
За лисой прискакала белка, выбрала себе хвост тоже красивый, да только поменьше, чем у лисы. За нею — куница. И она с хорошим хвостом назад побежала.

Лось, тот выбрал себе хвост самый длинный, с густою метелкой на конце, чтоб было чем от оводов да слепней отмахиваться. А барсук схватил хвост широкий да толстый.

Лошадь взяла себе хвост из сплошного волоса. Прицепила, махнула по правому боку, по левому — хорошо бьет. “Теперь мухам смерть!” — заржала она на радостях и поскакала на свой луг.

Последним прибежал зайчик.
— Где же ты был? — говорит царь. — Видишь, у меня один только маленький хвостик остался.
— А мне и этого хватит! — обрадовался зайчик. — Оно и лучше, чтоб налегке от волка и собаки убежать.
Прицепил себе зайчишка коротенький хвостишко куда полагается, скакнул раз, другой и побежал веселый домой. А звериный царь, все хвосты раздав, пошел спать.

Только под вечер проснулся медведь. Вспомнил, что надо ведь к царю за хвостом торопиться. Глянул, а солнце-то уже за лес катится. Кинулся он со всех ног галопом. Бежал, бежал, аж вспотел бедняга. Прибегает к царскому дворцу, а там — ни хвостов, ни зверей… “Что ж теперь делать? — думает медведь. — Все будут с хвостами, один я без хвоста…”

Повернул Мишка назад и злой-презлой потопал в свой лес. Идет он, вдруг видит — на пне барсук вертится, ладным своим хвостом любуется.
— Послушай, барсук, -говорит медведь, -зачем тебе хвост? Отдай его мне!

— И что ты, дядька медведь, выдумал! — удивляется барсук. — Разве можно такого красивого хвоста лишиться?
— А не дашь по доброй воле, силой отберу буркнул медведь и положил свою тяжелую лапу на барсука.
— Не дам!.. — закричал барсук и рванулся изо всех сил бежать.
Смотрит медведь, а у него в когтях кусок барсучьей шкуры остался да кончик хвоста. Бросил он шкуру прочь, а кончик хвоста себе прицепил и двинулся в дупле мед доедать.

А барсук от страха места себе не найдет. Куда ни спрячется, все ему мерещится, что вот-вот придет медведь, остаток хвоста отберет. Вырыл он тогда в земле большую нору, там и поселился. Рана на спине зажила, а осталась зато темная полоска. Так до сих пор она и не посветлела.

Бежит раз лиса, глядь — нора, а в ней кто-то храпит, словно подвыпил. Забралась она в нору, видит, там барсук спит.
— Что это тебе, соседушко, наверху тесно, что ты под землю забрался? — удивляется лиса.
— Да-а, лисичка, — вздохнул барсук, — правда твоя — тесно. Если б не еду искать, то и ночью бы не выходил отсюда.
И рассказал барсук лисе, отчего ему на земле тесно. “Э-э, — подумала лиса, — коль медведь на барсучий хвост позарился, то мой ведь во сто раз краше…”

И побежала она искать от медведя убежища. Пробегала целую ночь, нигде спрятаться не может. Наконец под утро вырыла себе нору, такую же, как у барсука, залезла в нее, прикрылась своим пушистым хвостом и спокойно уснула.

С той поры барсук и лиса живут в норах, а медведь так без хорошего хвоста и остался. Вот и сказке
конец, а кто слушал — молодец!

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 + одиннадцать =